снежный человек

rvb_glas

Делай что должно, и будь что будет


Previous Entry Поделиться Next Entry
Суна, летний поход, дневник чайника (часть 2)
снежный человек
rvb_glas

"Не сезон"

Или августовская Суна в большую воду

Назад

День шестой (17.08.2004)

Что общего между порогом и шестью пик?
- И там, и там в касках, и отступать уже некуда.
Музыкой навеяло.

Встаем утром, светит солнце. Погода замечательная. От соседней стоянки неторопливо отплывает моторка с семейством (Китоврас не преминул заметить, что девочка симпатичная) и двумя лайками, расположившимися на носу лодки.

Стартуем. Формально мы идем уже по Суне, но чем она в этом своем участке отличается от озера, я так и не понял. Течения незаметно, ширина сделает честь иному озеру.

По левому берегу - несколько удобных стоянок, которые в описаниях не значились. Знать бы заранее. На одной из стоянок - группа на катамаранах. Представил, каково им было идти по озеру, стало немножко грустно и печально.

Замечаем впереди железнодорожный мост - значит, до Поросозера осталось немного. Позади замечаем две группы байдарок, одна из них финиширует в Поросозере, другая останавливается там на перекус. Мы идем дальше.

Движение на воде довольно интенсивное. Кроме туристов - еще и моторки с рыбаками, и гребные лодки с местными кавалерами, катающими местных дам. Моторки (гады!) скорость не сбрасывают, приходится маневрировать, чтобы не оказаться лагом к волне,

Перед мостом и сразу за ним - сваи. Не то остатки старого моста, не то еще какого гидротехнического снаряжения. Течение слабое, так что обходим препятствия без проблем. Идем озером. То здесь, то там - опять сваи.

Поселок выглядит довольно бедным и запущенным, но лесозавод на его окраине работает вовсю.

К обеду выходим к порогу Пристанский. Это первый серьезный порог на нашем маршруте. Решаем проходить его на частично разгруженных лодках. Все основные препятствия на пороге - по правой стороне от струи, но и слева есть бревна и камни. То есть надо проходить по центру, прижимаясь к препятствиям слева, чтобы не улететь на камешки по правой стороне.

Обнос завершается на небольшой и неудобной площадке в конце второй ступени порога, там ставим страховку. Я с фотоаппаратом иду на каменную плиту между ступенями порога, это то место, куда вынесет лодку, если она кильнется на первой ступени. Соответственно, я тоже страхую.

Адмирал с Киром быстро и весело проходят порог, впервые за весь поход надев каски и задраив фартук лодки. Мы с Андреичем идем к своей лодке, договорившись о том, что стартуем через 20 минут (чтобы успеть оборудовать страховку, посадить фотографа на пост и т.д.). Как раз за это время порог с гиканьем и визгом проходят четыре катамарана из Питера.

Пропускаем катамаранщиков, убеждаемся, что никто из них не застрял в пороге на камешках и идем в порог. Разгруженная лодка легка и послушна, траектория прохождения порога очевидна, так что остается только вовремя подправлять курс. Проходим валы, почти не заплескав лодку и чалимся у конца обноса.

Решаем, что поскольку до следующего порога, Валазменского, совсем недалеко, сразу сходить посмотреть на него. Этот порог совсем другой. Короткий, но узкий мощный слив, стремительное течение, по левой стороне пара каменных гряд, по правой стороне - внушительные бочки и небольшой слив с самым настоящим котлом, в котором постоянно бурлит пена. Решаем поставить страховку на этот котел - оттуда выбраться самостоятельно будет сложно, если что.

В конце порога - удобная стоянка, но на бревне вырезана надпись "здесь воруют". Прикинув, что стоянка на Мельничном наверняка занята обогнавшими нас катамаранщиками, решаем все-таки встать тут, но выставить ночью дежурных.

Перечаливаемся к началу порога (Андреич и Зоя проходят по пути небольшую, но симпатичную шиверу, а я обхожу с фотоаппаратом по берегу - грузились наскоро, и для третьего места в лодке не досталось). Разгружаемся. Адмирал смотрит на порог и решает его не идти, тем более, что самочувствие у него неважное. Мы с Андреичем все-таки решаем идти. Зоя тоже очень хочет пройти порог, но Адмирал категорически ей это запрещает.

Страховка выставлена, Зоя с фотоаппаратом стоит на берегу, ждет пролета камикадзе. Мы отчаливаем от берега и видим два "Тайменя-3". Из первого нас окликают и спрашивают, не порог ли это. Получив утвердительный ответ, направляются к берегу, и мы решаем, что они будут то ли обносить, то ли разгружаться там.

Направляемся в порог. Все идет как по маслу, лодка стремительно несется (потом GPS дал значение максимальной скорости 32 км/ч, и это на выходе с порога, в пороге агрегат потерял сигнал спутников), пробивая валы, меня окатывает с ног до головы, перепадает и капитану. Но все препятствия успешно обойдены, бочка и котел остались в стороне от курса, и вот наш "Таймень" уже в улове.

Оборачиваюсь, вижу Адмирала с морковкой, спускающегося к воде. Бросаю взгляд на порог. МММММАТЬ!!! В порог входит "Т-3". Они не разгрузились, они только детей высадили. Ору, срывая голос: "Адмирал! НА СТРАХОВКУ!!! БЕГОМ!!!". Адмирал поворачивает голову и тоже видит "Т-3". Через какие-то секунды он уже на каменистой площадке напротив котла. "Трешка" проскакивает порог, следом почти без паузы проходит и второй экипаж. Все обошлось.

Поскольку дальше стоянок им не светило, а погода начала портиться, мы предложили харьковчанам (а это были они) встать на той же площадке, что и мы, благо, места там хватало.

Поставили палатки, развели костер (дров в лесу множество), начали готовить ужин. Я пошел гулять с фотоаппаратом, отсняв как сам порог, так и расположенные рядом остатки медеплавильного завода времен Петра Великого - фундаменты печей, каналы, валы, остатки шлюзов. Видно, что завод был вполне крупным предприятием, а уж по тем временам - так и вовсе гигантом тогдашнего ВПК.

Ужин сдобрили порцией коньяка, который распили по поводу экватора похода. Слегка захмелевший Адмирал, "убирая" броском таганки, пробил продуктовый герметик. Жертвой его пали пара пачек гречки (часть просыпалась) и риса. Пришлось пересыпать крупы в пакеты, а Адмирал взял клей и ПВХ и начал чинить пробоину.

Распределяем время дежурства, предупреждаем харьковчан, чтобы не пугались, если ночью кто будет ходить - это будем мы.

Фото

День седьмой (18.08.2004)

К черту торпеды!
Адм. Фаррагут

Да чихал я на эту шиверку!
Адмирал

МММАТЬ!!!
Все хором

Доктор, зачем Вам пассатижи? - Молчи, животное!
gopnik.exe

Четыре утра. На дежурство выбирается Андреич. Через некоторое время к нему, несмотря на категорический запрет Адмирала, присоединяется Зоя. Еще чуть позже я понимаю, что еще немного, и я от холода начну позванивать, и выбираюсь тоже. Некоторое время сидим у костра втроем, потом остаюсь додежуривать один. В восемь утра начали просыпаться соседи, моя смена на этом закончилась, и я отправился придавить еще часок.

Харьковчане быстро сворачивают лагерь, мы желаем им счастливого пути и начинаем загружаться сами.

Проходим три не то шиверы, не то переката, ничего особенного не представляющие. По времени пора бы и Мельничному появиться. Адмиральская лодка идет чуть впереди, сходу промахивает очередную шиверу и скрывается за поворотом. Мы решаем, что если Адмирал пошел сходу, значит, это еще не порог, и тоже сворачиваем.

ММММАТЬ!!!! Дважды, и трижды, и четырежды! Это ОН. Нет, еще не северный зверек, но уже довольно близко к нему. Мельничный. Впереди почти не видно воды - одна сплошная пена. На веслах - Андреич и Зоя, я же, как предполагалось, сменю Зою или перед порогом, или после обноса, но: Что поделать, теперь остается только вертеться, уходя от камней, пробивая валы и бочки.

В середине порога пробиваем внушительную бочку, наливает через верх всем троим, меня так и вовсе с головой накрывает. Пытаюсь сходу что-то фотографировать, но ничего толкового не получается, стекло бокса мокрое, автофокус дуреет.

Чиркаем по камню. Чувствую, что в лодке начинает прибывать вода. Зоя гребет изо всех сил, и мы успешно уворачиваемся от очередного булыжника, проходим впритирку от второго, опять по чему-то скребемся, ныряем в вал, нас накрывает волной, вылетаем на поверхность, еще раз, еще, и вот, наконец-то, мы в улове. Лодка на ровном киле, но вода уже полошла ко второму стрингеру и продолжает прибывать.

Андреич издает победный клич - "ВАЛГАЛЛА!!!", с берега ему отвечает экипаж "Царевны". Быстро выгребаем к берегу, причаливаем к бревнам (не самое удобное место для разгрузки, но нам выбирать не из чего), разгружаемся, вытаскиваем лодку, переворачиваем ее. В днище длинный, сантиметров десять-пятнадцать разрез, по большей части сквозной, пробит и протектор, и шкура. Надо зашивать.

Пока "Матрица" сохнет, идем смотреть порог. Единодушное мнение - видели бы заранее, не полезли бы даже с большого бодуна. Но порог уже пройден, хотя это прохождение никто и не планировал.

Скоро шкура "Матрицы" высыхает, и байдарка получает квалифицированную ветеринарную помощь - Зоя с помощью медицинской иглы и пассатижей накладывает швы, а сверху ставится заплатка.

Грузимся, идем дальше. Сразу же за выходной шиверой начинается Пяльвозеро. Идем, как и рекомендовано в лоции, вдоль левого берега, но в одном месте все же заезжаем в тупик и вынуждены вернуться немного назад.

Через некоторое время обнаруживаем в байдарке воду. Не то заплатка течет, не то веслами наплескали. Решаем не рисковать и искать стоянку (как оказалось, не зря - дальше озера на Суне нормальные стоянки начинаются только за Корбикошками).

Слева на берегу нарисовывается как нельзя кстати симпатичный каменистый мыс с пляжами по обоим сторонам и избушкой на вершине. Причаливаем к пляжу, при отчерпывании воды Зоя оступается и падает в воду, роняя миску. Ловя миску, чуть не ныряет с головой Андреич и отталкивает многострадальную миску еще дальше от берега. Поскольку я уже мокрый, и мне терять нечего, лезу за миской в воду и вылавливаю. Разгружаемся, ставим палатки.

Зоя решает искупаться. Пока она готовится, я успеваю окунуться со стороны мыса, там хоть вода и заметно холоднее, чем на пляже, но в воду спускаешься и выходишь потом по камням, словно по лестнице, а на камне наверху удобно сложить одежду. Спускаюсь в воду (глубина где-то по грудь), окунаюсь с головой, проплываю немного и выхожу на берег как раз вовремя - всех лиц мужеска пола выгоняют с берега.

Немного позже с берега возвращается искупавшаяся и переодевшееся в сухое Зоя, а Кир, Адмирал и Андреич идут купаться. По их мнению, вода холодная, я бы так не сказал. Ну, прохладная, но не более того. Гораздо неприятнее мошка, которая моментально облепляет на берегу. Опять же, к вопросу о преимуществах выбранного мной места для купания - нету там мошки и комаров, сдувает их.

Разжигаем костер, варим ужин. Следом ставим кан с водой для чая, но тут начинается сильный дождь, который тушит костер. Попытки разжечь успехом не увенчались, дрова прямо-таки можно отжимать. Прячемся под навес избушки и готовим чай на горелке. Долго поем песни, потом пение плавно переходит в религиозно-философский диспут, продлившийся до темноты.

Фото

День восьмой (19.08.2004)

Вижу цель, не вижу препятствий, верю в себя.
Из фильма "Чародеи"

Утро. Пасмурно. Сыро. Ветер. Опять завтрак готовится на горелке, а мы с Андреичем проклеиваем отошедшую от днища "Матрицы" заплатку.

Отплываем довольно поздно, проходим остаток озера и входим в Суну. Становится заметным течение. Берега сильно заболочены. Если впереди видна гряда сосен нормального размера, возвышающихся над мелколесьем, значит, там будет каменная гряда, а значит, или перекат, или порог, или поворот реки с перекатом.

Адмирал упорно не хочет верить, что мы уже почти подошли к порогу Маркоткоски, очередной островок в русле реки он обруливает по правому рукаву (в левом отчетливо виден перекат) и оказывается прямо под тем самым перекатом и непосредственно перед началом порога. Просмотреть порог с воды уже не успеваем, чалиться тут негде, так что остается только идти порог сходу, что и проделываем. Особых пакостей не наблюдаем, камни в основном глубоко под водой, валы груженая "Матрица" прошибает сходу, так что кроме матроса (которому на каждом валу достается добрая порция холодной водички в морду лица) никто особо и не страдает. Ну, вода - дело уже привычное, проходим порог идем дальше.

По левому берегу - какая-то странная железная бочка внушительных размеров. А следом, за поворотом - бочки иного рода, водяные, в пороге Коссаниски. В них мы, правда, не влетели, а валы опять успешно пробили, так что воды внутрь лодки попало не так уж и много. Другое дело - флагман эскадры. Из-за груза фартук у них застегнут не был, и воды им налилось по самое, хм, ну, в общем, чуть ниже пояса. Причалили отчерпаться, а заодно и перекусить. Место для стоянки совершенно непригодное, лес с буреломом, камнями и ямами, но стоять мы тут и не собирались.

Отчаливаем, сразу же проходим перекат, а за поворотом начинается порог Корбикошки. Его проходим первыми - флагманская лодка чуть замешкалась со стартом, а пропускать их вперед на перекате - сложно, да и смысла нет.

По описанию порога, должны быть две пары камней-ворот. Но воды в реке очень много, так что видим только первые ворота. Вписываемся в нее, и тут я замечаю, что таким курсом мы впишемся прямо в один из камней второй пары, которая не столько видна, сколько угадывается среди пены и брызг. Кричу - "Андреич, ворота прямо! В камень идем!". - "Увидел! Правым греби, резко!" Отворачиваем вовремя, проходим ворота, лишь слегка чиркнув по камню. Косым валом накрывает всех трех, но остойчивости "Матрицы" достаточно, так что вреда это не приносит никакого - мокрее, чем мы есть, уже нас не сделать. В улове останавливаемся ждать "Царевну".

Флагманский корабль, как обычно, изображает из себя подводную лодку в позиционном положении - воды им опять накидало полный кокпит. Договариваемся ждать их ниже по течению в улове, пока они отчерпают воду, а сами уходим под мост, в левый пролет. В малую воду там камни, в большую же мы прошли совершенно спокойно, хотя и неплохо разогнались, течение сильное.

Дрейфуем, ожидая флагмана. Некоторое время спустя решаем зачалиться к берегу и сходить посмотреть, как обстоят дела у Адмирала. Только мы чалимся к правому берегу, как из за поворота появляется "Царевна". Но раз уж зачалились - сами решаем отчерпать воду, а Адмирал с Киром тем временем обследуют стоянку на противоположном берегу. Им не понравилось, и мы отправляемся дальше.

По пути проходим (опять сходу) два небольших порожка, препятствия на которых несложные, а главное - хорошо заметные.

По левому берегу замечаем "признаки жизни" - скелет походной бани, причаливаем к камням и обнаруживаем наверху роскошную стоянку с кострищем, столом и скамейками. Решаем встать там.

Погода улучшается, видны звезды. Долго сидим у костра, поем песни.

Фото

День девятый (20.08.2004)

Есть можно любые грибы, но некоторые - не более одного раза.
Народная мудрость

Утро. Дождь. И не просто дождь, а Дождь с большой буквы. С учетом того, что байдаркам не помешает ремонт, решаем остановиться на дневку и самым наглым образом "давим массу" до часа дня.

В половине второго пением народных, советских и революционных песен умудряемся немного "заговорить" дождь, да и желудок напоминает, что неплохо бы его загрузить. Выбираемся из палатки долго агитируем адмиральско-интендантскую фракцию, которая на предложение выбраться на улицу заявляет, что все это большевистская пропаганда, и что на самом деле идет дождь, "А вы нам еще Интернационал спойте". Спели. На русском полностью, на немецком, французском и украинском - припев. Помогло. Вылезли.

Андреич под предлогом сбора ягод отправился смотреть порог, а мы пошли смотреть белый мох на следующей стоянке. Слово за слово, посмотрели стоянку, прошли дальше, нашли тропу, пошли тоже в сторону порога. Уткнулись в густой, мокрый и противный чапыжник, повернули обратно. По пути собрали некоторое количество грибов к ужину.

Вернулись в лагерь, где встретили Андреича, который решил, что мы его искать пошли. Кир громко заявлял, что он грибы не есть, поэтому в кашу их надо будет добавить после того, как он себе порцию отложит.

Я занялся грибами, отварил их и обжарил. Потом, поскольку делать было нечего, с Зоей и Андреичем пошли гулять в лес. Видели там совершенно потрясающего вида вывороченые с корнем сосны (только медвежат не хватает, а так - как у Шишкина), громадные муравейники с протоптанными тысячами и миллионами муравьев дорогами шириной в десяток-другой сантиметров, опять же грибов набрали, только на этот раз уэе благородных - белые, подосиновики, подберезовики.

Вернулись в лагерь, я опять занялся грибами. Видно, запах был весьма соблазнительным, потому что Интендант заявил, что он пойдет против своих принципов и будет тоже есть грибы.

Погода тем временем разгулялась, опять пробилось солнце, и я, взяв, фотокамеру, пошел гулять по окрестностям.

Поужинали, долго сидели у костра, разговаривали обо всем, начиная от водоупорных цифровых аппаратов и кончая предвоенными программами самолетостроения. Ложились спать под свет угасающей зари и звезд над головой.

Фото

День десятый (21.08.2004)

Зоя, ты как ветеринар, скажи - лесби-кошки бывают?
Адмирал

Просыпаемся опять под аккомпанемент дождя. Но делать нечего - надо плыть. Опять завтрак на горелках, опять сборы под дождем.

Быстро выходим к началу порога Лебикоски, который Адмирал давно уже переиначил в Лесбикошки. Высаживаемся на правый берег, просматриваем поорог. Ничего сложного не обнаруживаем на первой ступени, дальше еще проще, так что решаем проходить его не разгружаясь. Проходим порог, идя чуть левее стремнины, чтобы не нырять в валы справа, но и не словить камни слева. Не задерживаясь, проходим все ступени порога.

На этот раз флагманский корабль не делает попыток перейти в позиционное положение, но все же воды немного начерпали. Так что притыкаемся к болотистому берегу слева, обнаруживаем там напрочь затопленную стоянку, отчерпываем воду и двигаемся дальше.

Долго петляем между островками ламбины Суны, согласно лоции придерживаясь левых проток, и оказываемся в конце концов в озере Дяньгаслампи. Проходим вдоль берега и по протоке (на левом берегу которой видим приехавших на машине рыбаков) входим в Линдозеро. Курс держим на остров, на котором должны быть хорошие стоянки. По пути мимо нас проходит рыбачья лодка, рыбаки немного корректируют наш курс - "На мыс держите, там песок, а куда вы идете - болота вдоль берега". И правда, мыс на северо-восточной оконечности острова - идеальное место для причаливания, а наверху - приличное место для палаток.

Лодки по инерции с тихим шелестом выкатываются на песчаный пляж, Кир глубокомысленно замечает "Ну как в фильме 'Троя'", и через пару секунд Адмирал сигает за борт с криком "Гектор! Гектор!", размахивая адмиральским тесаком.

Чтобы немного согреться, употребляем по паре глотков самодельного кофейного ликера. Ставим лагерь и отправляемся (Андреич, я и Кир) в Линдозеро, договариваться насчет машины.

Волнения на озере никакого, поэтому идем легко и быстро. Проходим узкость на выходе из озера, там только что прошла моторка, и поэтому образовалась достаточно заметная стоячая волна, нечто вроде "переката с внешним приводом". Обнаруживаем, что заметные с острова дома - это не само Линдозера, а расположенный на отшибе хутор, а поселок - дальше по течению реки. Высаживаемся на пристань с разрешения хозяина и идем искать машину.

Хозяин пристани - дед из местных, с очень непривычным говором, даже не сразу начинаешь его понимать. Из разговора с ним и его сыном узнаем, что магазина в Линдозере больше нет, автолавка не приезжает, автобус не ходит, с телефоном тоже плохо. Спрашиваем, кто из местных взялся бы нас отвезти до ближайшей железнодорожной станции, а лучше - до Петрозаводска. Он советует обратиться к хозяевам уазика-"буханки", который мы уже заприметили по пути, они из Петрозаводска и приезжают в Линдозеро на выходные. Выясняем, что хозяева сейчас ловят рыбу в озере, получаем описание моторки и отправляемся их искать.

На обратном пути приходится на том самом "перекатике с внешним приводом" выгребать против довольно сильного течения. Пару раз задеваем веслами за камни.

Сразу у входа в озеро замечаем лодку, соответствующую описанию. Тихо, стараясь не плескать веслами, чтобы не испортить людям рыбалку, подходим и договориваемся насчет транспорта. Первоначальный вариант (дневка в воскресенье и отъезд в понедельник) отпадает, но в воскресенье уазовладелец согласен отвезти нас в Петрозаводск за 1350 рублей (такса простая - 200 рублей с человека и 50 с рюкзака). С чем и возвращаемся в лагерь.

Поскольку газ теперь жалеть не требуется, раскочегариваем сразу две горелки варим ужин. К ужину допиваем остатки кофейного ликера, после чего из банки сгущенки и небольшого количества медицинского спирта делаем "эрзац-Бейлис". Пьем за успешный несмотря ни на что поход, пьем за все озера, реки и пороги на маршруте, в общем, понемногу, но в сумме набегает, похоже, немало.

Солнце разгоняет тучи, прежде чем нырнуть за горизонт, делаю еще несколько кадров.

Тем временем наступает полночь, а значит, и 22 августа, мой день рождения. Откупориваем заначенную бутылку рома "Капитан Морган", интендант извлекает припрятанную косичку копченого сыра. Меня поздравляют и вручают подарки.

Хором поем "Пятнадцать человек на сундук мертвеца", а Зоя, Андреич и Кир исполняют "масонский ритуал". Прогуливаемся по берегу, около часа ночи идем спать.

При попытке задраить молнию в палатке она расходится окончательно. Андреич ругает Халиду последними словами, пытаясь руками свести края молнии, а зубами держа фонарик. Адмирал и Кир ехидничают по поводу трезвости. В качестве снотворного употребляется очередная глава из Лавкрафта.

Фото

День одиннадцатый (22.08.2004)

И мы когда-нибудь сюда еще вернемся
И будем снова с вами просто - старики.
В.Канер

Просыпаемся рано, обнаруживаем, что "торпеду" с чаем уже увела адмиральско-интендантская фракция, а нам осталось только то, что осталось в кане. Довольствуемся малым.

Дует сильный ветер, погода то улучшается, то опять собирается портиться. В большом костре сжигаем кучу ненужного барахла, полив все это бензином. Дождавшись, когда костер прогорит, грузимся и отплываем в Линдозеро.

Напоследок Карелия решила нам показать, что халявы тут не бывает - волна на озере довольно высокая и крутая, опять идем галсами. Приходим в Линдозеро и зачаливаем лодки к пристани.

Разгружаемся, вытаскиваем лодки на берег и начинаем их разбирать. Светит солнце, так что наконец-то удается просушить вещи и лодки.

Перекусываем консервами, сухарями и бастурмой. Подходит хозяйский пес, толстый добродушный и седой, чем-то похожий на волка из мультика. Выпрашиваем бастурму. Съедает не только мясо, но и специально счищенные с него специи, после чего долго пьет воду из ведра.

Кир и Адмирал пристраивают местным неизрасходованные продукты, мы грузимся в уазик и начинается нечто. Ралли-рейды и прочие развлечения джиперов меркнут в сравнении с тем, что выпало на нашу долю. Дорога местами напоминает перекаты - машина точно так же прыгает вверх и вниз, уворачиваясь от камней, бревен и луж, размерам которых позавидовал бы иной подмосковный пруд. На карте обозначено асфальтовое шоссе, на практике же имеется самая противная разновидность дороги - бывший асфальт. Кир и Андреич ухитряются спать, мы же обсуждаем проносящиеся за окном красоты.

Через час-другой дорога выходит на шоссе, скорость резко возрастает. Через некоторе время оживает мобильная связь, сначала ловится Мегафон, потом МТС и только на самых подходах к Петрозаводску - Билайн. Все начинают звонить домой.

На вокзал приезжаем в 18-45, ровно чтобы увидеть отходящую от перрона "Карелию". Ни на нее, ни на следующий мурманский поезд билетов нет, но есть на поезд 20-23.

Попытка поужинать в "Карелочке" проваливается - по воскресеньям сие чудесное заведение работает до 19-00, так что приходится ограничиться вокзальным буфетом. Тоже неплохо, но не то.

Перетаскиваем вещи к перрону, дожидаемся поезда. Наш вагон оказывается головным, а мы где-то в середине поезда. Памятуя о надписи на билете "места определяет проводник", бежим к вагону. По пути Кир и Китоврас пытаются подсечь меня сзади байдаркой, на мне рюкзак и карандаш. Говорю им что-то "доброе" и добавляю скорости.

При посадке в вагон одна из проводниц (зараза) начинает возникать по поводу багажа (у нас, если взвешивать, гораздо меньше положенного веса будет) и стрясает с интенданта 50 рублей.

Грузимся, опять успешно распихиваем груз по рундукам и полкам. Вагон пустой, но наше купе ("места определяет проводник", однако) - у сортира.

Опять партия в преф. На этот раз участвую тоже и попадаю на пиво, но Кир попадает на пиво гораздо крепче моего - а нечего заказывать восьмерную и уходить без трех.

Ложимся спать и спим почти до Твери.

Фото

День двенадцатый, последний (23.08.2004)

И пусть разделяет нас время и даже различная вера,
Но где-то в тумане, в той дымке, где с небом сливается море,
Быть может, однажды внезапно дождавшись попутного ветра,
По странным законам, по вечным законам мы встретимся с вами, мы свидимся вскоре...
М.Щербаков

Утро. Просыпаемся, играем в преф, по расписанию прибываем в Москву. Здесь нас встречает Макс. Поход объявляется завершенным, Макс и Андреич отвозят "Таймень" на Таганку, Кир отправляется на Ярославский вокзал, а мы с Китоврасом и Зоей отправляемся на Каланчевку, откуда и уезжаем примерно через час почти одновременно, но в противоположных направлениях. При высадке из переполненной электрички мне успешно доламывают ребро (к счастью, оно уже почти зажило) и гитару. Достойная кончина для инструмента, чья походная карьера началась в 1993 году в Хибинах:

Мы еще вернемся на Суну, обязательно вернемся, мы еще пройдем все намеченное до конца. Обязательно пройдем. Жди нас, Река.


?

Log in

No account? Create an account