снежный человек

rvb_glas

Делай что должно, и будь что будет


Previous Entry Поделиться Next Entry
Суна, летний поход, дневник чайника (часть 1)
снежный человек
rvb_glas

"Не сезон"

Или августовская Суна в большую воду

Сроки проведения похода:

11 августа 2004 года - 23 августа 2004 года, в том числе активная часть с 13 августа по 22 августа.

Маршрут:

Ст. Брусничная - Суккозеро - р. Суккозерка - оз. Колми - р. Суккозерка - оз. Торос - р. Торосозерка - оз. Гимольское - р. Суна - оз. Кудамгубское - р. Суна - Чудозеро - Поросозеро - р. Суна - Пяльвозеро - р. Суна - Линдозеро.

Состав команды:

  • "Вуокса-2" - "Царевна"
    • Капитан - Александр Музафаров, он же Китоврас, адмирал команды
    • Матрос - Кирилл Темненков, в дальнейшем Кир
  • "Таймень-2" - "Матрица"
    • Капитан - Дмитрий Корженевский, в дальнейшем Андреич
    • Матросы - Роман Базалевский (автор отчета) и Зоя Амбернади

Распределение обязанностей в команде:

  • Китоврас - адмирал похода, то есть тот человек, который принимает решение, когда единогласного решения добиться не получается.
  • Кир - интендант. Назвать завхозом язык не поворачивается, слишком уж серьезно ко всему подходит.
  • Андреич - капитан "Матрицы", в свободное от работы время развлекается и развлекает остальных чтением Лавкрафта вслух.
  • Зоя - врач команды, а так же без сомнения душа команды.
  • Роман - штурман, фотограф, гитарист. Ну и там, веслом помахать, когда требуется.

Как это случилось

Лучше нет для нас подарка, чем зеленая байдарка.
Юрий Визбор

Вообще-то, попал я в этот поход если и не совсем случайно, то процентов на 50 случайности было точно. Планировал пойти в июле пешеходную "двойку" в Хибины, уже подобрал команду, проработал маршрут, как вдруг на весь июль меня призвали на сборы в доблестную рабоче-крестьянскую. Тоже можно считать разновидностью отдыха (хотя бы в части перемены рода деятельности), но в поход все-таки хотелось. Собрать команду в Хибины на август было уже почти нереально, а тут очень удачно подвернулась возможность пойти со старыми знакомыми в Карелию.

Было немножко боязно - все-таки со школьных лет на воде не был, да и катание по Оке как-то совсем не похоже на сплав пусть даже по не самой сложной карельской речке. Однако, рассудив, что опыт - дело наживное, голова на плечах вроде бы имеется, да и большая часть снаряжения, пригодного для Хибин, пригодится и в Карелии, решил ввязаться в авантюру, о чём потом ни разу не пожалел.

И начались хлопоты - приведение в порядок имеющегося снаряжения, поиск недостающего, заготовка продовольствия (в этом году планировалось испытать кое-что из самодельного походного провианта, а именно вяленое мясо, испытания прошли успешно). Приятные хлопоты, но довольно утомительные местами: Итак, в ночь с 10 на 11 августа собираю рюкзак (закончилась сия процедура довольно поздно, не раньше трех ночи), а наутро отправляюсь на работу - отпуск у меня только с 11 августа. Впрочем, там мое появление в камуфляже и с монстроидального размера рюкзаком особого ажиотажа не вызвало - все давно привыкли. Только спросили, куда это я собираюсь. Кто-то удивлялся, кто-то завидовал, кто-то был шокирован тем, что больше недели мы собираемся жить в палатках и без горячей воды. "Горожане!", сказал бы товарищ Шышэ.

День нулевой (11.08.2004)

Зычный гудок, ветер в лицо, грохот колёс нарастающий,
Вот и погас красный фонарь. Юность, курящий вагон.
Вот и опять вздох тишины веет над ранью светающей,
И на пути с чёрных ветвей сыплется гомон ворон.
О.Чухонцев

Удираю с работы чуть раньше обычного - мне еще забирать у Андреича карандаш от "Тайменя". После непродолжительных блужданий в районе Таганки нахожу нужный дом, на выдохе втискиваюсь в старый поскрипывающий лифт (который оказался рекордно малых размеров), поднимаюсь наверх и застаю там Андреича, который завершает сборы в дорогу. Помогаем друг другу навесить малость тяжеловатые рюкзаки, берем брезентовый карандаш, а Андреич еще и маленький рюкзачок с харчом в дорогу, заботливо собранным мамой (надо заметить, нам этого харча хватило почти на два дня на пятерых). Довольно быстро карандаш, который нести вдвоем совершенно неудобно, перекочевывает ко мне на плечо, после чего я начинаю припоминать научно-фантастические рассказы про жизнь на планетах с увеличенной гравитацией - рюкзак и карандаш в сумме лишь немного легче, чем я сам.

До Ленинградского вокзала добираемся без приключений. Там нас уже ждут все остальные участники похода и Макс, который не смог сам пойти в Карелию, но помог нам перенести вещи к поезду. Грузимся (места у нас достаточно удачные - четыре места в "купе" и верхняя боковая напротив, так что байдарки, карандаш и рюкзаки удается расселить по багажным полкам и рундукам без особых приключений). Проводница выпроваживает Макса, и поезд с лязгом трогается, после чего Адмирал торжественно объявляет поход начавшимся.

Выяснив, что мы с Киром захватили газовые горелки, Адмирал начинает рассуждать о лишнем весе, ненужном снаряжении и умении разжечь костер с одной спички. Впрочем, позднее он признал, что ошибался.

После пива и инструктажа по правилам поведения при заплыве отдельно от корабля (который хоть и слушался вполуха, но в голове осел крепко, что потом и было выявлено на практике) начинается преферанс. Я пока не участвую - давно очень не играл, так что со стороны наблюдаю, как Адмирал проигрывает полтора литра. Первая более-менее длинная стоянка поезда - в Бологом, там выходим на платформу размяться и подышать свежим воздухом. После Бологого все расползаются спать - отпуск только начинается, так что лишний час-другой сна никак не может быть лишним.

День первый (12.08.2004)

Мы теперь в Карелии, нам все pohjala.
Кто-то из команды "Матрицы"

Утро. Выгружаемся в Петрозаводске. На перроне и в зале ожидания - изрядное количество туристов-водников, с байдарками, катамаранами, рюкзаками. На крыше одной из машин на привокзальной площади - каяк.

Не успели мы сделать и пары шагов от вагона, как нам был предложен транспорт до Брусничной - "Газель". Правда, за совершенно дикую по нашим представлениям сумму в пять тысяч рублей. Хотя автовладелец и был готов торговаться, но соревнование, чья жаба больше, решили не устраивать, тем более, что планировавшаяся заброска поездом позволяла быть на месте ранним утром, что удобно.

Закупаем билеты, народ, по московской привычке выгрузившийся из вагонов в легких майках, начинает утепляться. Мне же в камуфляже вполне сносно, не холодно и не жарко. Забрасываем вещи в камеру хранения (штабель внушительно выглядел, надобно заметить), а сами идем закупаться продуктами.

На городском рынке рабочий день только начинается, поэтому решаем сначала прогуляться до берега Онежского озера, а уже потом продолжить закупки. Озеро встречает нас неласково, пасмурно, порывистый ветер, волны, разбивающиеся в мелкие брызги о гранит набережной.

Возвращаемся на рынок, закупаемся продуктами, которыми набиваем ячейку в камере хранения. Пора подумать и о еде.

К счастью, долго думать не приходится, прямо рядом с вокзалом находится совершено замечательное заведение, именуемое кафе "Карелочка". По сути своей - это хорошая и недорогая столовая, в которой мы и то ли завтракаем, то ли обедаем. В общем, едим досыта, после чего изрядно подобревшая и повеселевшая команда опять отправляется к набережной.

У пирса - довольно древнего вида прогулочный теплоход "Инженер Нарин", а рядом "Комета" с рекламой "Мегафона". На борту судна мегафоновские пузырьки, выходящие изо рта рожицы, смотрятся весьма двусмысленно, но что поделать, коммерция есть коммерция.

Рядом с пристанью - местный парк аттракционов. Естественно, интересует нас колесо обозрения, как возможность посмотреть на город хоть с небольшой, но высоты. Колесо старое и сильно изношенное, оно скрипит, кряхтит и потрескивает, навевая совершенно недобрые мысли, но все заканчивается благополучно, а несколько кадров с "высоты вороньего полета" таки удается сделать. С высоты Адмирал примечает купающихся в озере чуть в стороне от парка девочек.

"Теперь бы по пиву", предлагает Андреич, и команда с ним соглашается. Но в летнем кафе на набережной пиво оказывается то ли разбавленным, то ли просто хреновым, и остатки его употребляются для поливания совершенно обнаглевших местных голубей, которые нагло вымогали у нас чего-нибудь пожрать. Делаю несколько снимков птенцов чаек, которые покачиваются на волнах рядом с пирсом. С одного из причалов в воду ныряют несколько подростков, хотя выглядит вода очень холодной (хотя на самом деле она довольно теплая, просто день был пасмурный и неуютный).

Следующим пунктом нашей программы идет краеведческий музей. По пути к нему видим довольно эффектный фонтан, бьющий посреди разлива местной речки. Карта у нас еще советских времен, выйдя к тому месту, где должен быть музей (тогда ул. Урицкого, ныне Александра Невского), обнаруживаем, что в бывшем здании собора снова находится собор. Отдыхаем на скамейках около собора.

Через парк идем к обозначенной на карте второй половине музея. По пути опять пересекаем по мосту местную речку. На мосту задерживаемся, прикидывая, как этот участок реки лучше проходить. После долгих споров приходим к консенсусу, что остатки плотины - это гадость, а все остальное тривиально. Чуть вдалеке на берегу реки валяются обгоревшие корпуса автомобилей, со стороны это несколько напоминает поле боя с подбитыми танками.

Добираемся до музея и выясняем, что он закрыт на ремонт, а работает только экпозиция, посвященная карельской природе, которую мы и осматриваем. Кроме нас в музее только его работники. На стенде находим карту, ищем на ней Суну и обнаруживаем, что по пути мы можем встретиться с выдрами, ондатрами и кабанами.

Начинается сильный дождь, пережидаем его под козырьком здания музея, в прошлом - резиденции олонецкого генерал-губернатора. Улучив короткое затишье, перебежками передвигаемся до книжного, в котором Адмирал находит мемуары командира партизанского отряда, а Андреич - книжку Лавкрафта, которую обещает читать нам вслух (что во время похода он и проделывал).

Снова добираемся до "Карелочки" и ужинаем сборной солянкой. С собой в дорогу берем пирожки. Забираем вещи в камере хранения и перетаскиваем их на перрон. Традиционным путем опроса местных жителей выясняем, где будет наш вагон, и занимаем соответствующую позицию. Обнаруживаю, что в кармане рюкзака лопнул тюбик с солнцезащитным кремом, тщательно и равномерно вымазав все содержимое кармана. Ну что поделать, все сразу хорошо не бывает.

Грузимся, пьем чай, преферанс продолжается. Андреич проигрывает литр с условием отдать его на финише. Адмирал и Кир обсуждают, сколько процентов затребовать, сходятся на полутора литрах на финише. Андреич предлагает выкатить два литра, с условием выпить все залпом. Ложимся спать рано - вставать нам не утром даже, а ночью, в три часа.

Фото

День второй (13.08.2004)

Принимай нас, Суоми-красавица.
Советская песня 1939 года.

Ночь. Три часа. Просыпаемся, посредством холодной воды приводим себя в относительно бодрое состояние и заранее вытаскиваем рюкзаки в тамбур. 4-10 утра. Брусничная. Стоянка 2 минуты. Быстро десантируемся из вагона. Ни платформы, ни каких либо еще признаков, что это станция, не наблюдаем. По крайней мере, в темноте их не видно. Поезд уходит, а мы с Китоврасом уходим искать место для стапеля.

Находим его там, где ему и положено быть по описанию - 300 метров вперед по ходу поезда, слева от дороги, напротив переезда и чуть не доходя до моста. Полянка довольно захламленная (в темноте чуть было не намотал на ноги пару метров тонкой стальной проволоки), но место для сборки лодок есть.

Рядом с полянкой - Сооружение. Именно так, с большой буквы. Основание для сортира, сделанное из слегка обтесанных бревен, годных для генеральского блиндажа, с очком посередине, но напрочь не имеющее стен.

Перетаскиваем вещи на полянку, потихоньку распаковываемся. Еще темно, собирать лодки неудобно, так что решаем устроить завтрак. Готовим на горелке картофельное пюре, но забываем его посолить. Получается на редкость невкусно, но сытно.

Первые лучи солнца освещают розовым узкую полоску на противоположном берегу озера. Начинаем сборку кораблей.

С "Тайменем" никаких проблем не возникает, разве что нос с кормой мы все-таки перепутали, но поняли это только после сборки. Экипаж же "Вуоксы" явно собирается развлекаться дольше, с применением инструкции, грубой силы и какой-то там матери. В процессе сборки Кир защелкивает фиксатор на шпангоуте не в ту сторону, и под влиянием приложенной грубой силы хрупкая пластмасса говорит "Хрясь!". Несмотря на трещину, в защелкнутом положении держится нормально, а через два дня все же усиливаем соединение, обмотав его проволокой.

Груз постепенно перекочевывает из пакетов и рюкзаков в гермы, а тот, что воды не боится - в нос и корму лодок. Груза для двух кораблей многовато, так что фартук на "Вуоксе" не застегивается, а на месте грузоотсека образуется карапасная палуба из пенки. Из "Тайменя" ничего не торчит подобным образом, но в воде он сидит тоже довольно низко. На фартуке между первым и вторым местами привязываем гитару в чехле.

"Вуокса" быстро получает имя "Царевна", с нашей же лодкой процесс затягивается. Предлагаются разные варианты, но когда мы с Андреичем надеваем темные очки - лодка быстро становится "Матрицей".

В 10-00 отплываем, направляясь по Суккозеру к истоку Суккозерки. Погода нам благоприятствует, если не считать довольно ощутимой местами (на плесах) волны. Солнце светит, ветерок небольшой. Словом, благодать. Обнаруживается, что я - скрытый левша, поскольку я не только слева гребу заметно сильнее, чем справа, но и "кривое" весло мне удобно не правое, а левое. Вот так-то, никогда подумать не мог. Постепенно то ли вспоминаю, как надо грести, то ли заново осваиваю, за это время успев слегка достать Андреича манерой постепенно наращивать темп. А что такого? Он тоже налегает на весло, лодка идет быстрее, усилие на весле становится несколько меньше, грести проще, вот я темп и наращиваю: Постепенно, однако, срабатываемся.

Проходя мимо одного из мысов, высаживаемся на него отдохнуть. Подкрепляюсь брусникой, черникой и голубикой, делаю несколько снимков. В процессе высадки замечаю, что вода тут заметно теплее, чем в месте старта. Да и пляжик песчаный замечательный. Было бы время - можно было бы искупаться. Но нас ждет экипаж "Царевны", дрейфующий по ветру и общающийся с местными рыбаками.

Ищем исток Суккозерки, в чем нам неплохо помогает GPS. С воды исток вообще видно плохо, да и прикрыт он островком. В общем, от крайнего на восточном берегу Суккозера мыса строго на юг, обогнуть островок с любой стороны и тем же курсом до берега, как раз в исток упрешься.

На входе в реку - остатки плотины, которые в большинстве описаний предлагалось обносить. У нас же, в большую воду, это был вполне приятный перекатик с глубинами, дозволяющими спокойное прохождение даже наших двух перегруженных лодок. Дальше еще один перекат, немногим сложнее, потом речка течет хоть и спокойно, но довольно быстро.

Наша цель - плановая стоянка на озере Колми, рекомендуемая лоцией. По пути провожаем взглядом (с некоторым сожалением) еще одну очень пристойную стоянку на каменистом пригорке на левом берегу Суккозерки.

В три часа дня эскадра входит в озеро Колми. Единственная приличная стоянка на нем (каменный бугор в юго-восточной части озера, возле устья ручья, текущего с востока) хорошо видна издалека, выделяясь на фоне низких и заболоченных берегов озера.

Причаливаемся, разгружаем лодки, ставим палатки. Погода портится, начинается дождь, который, однако, не помешал развести большой костер у сварить ужин. Чечевица с тушенкой - на редкость сытная и вкусная вещь, да и аппетит мы нагуляли неплохой. Открываем "Егермайcтер", прихваченный Киром. Сначала Адмирал распоряжается ополовинить бутылку, но испробовав напитка (моментально окрещенного "недетской микстурой") велит разлить и оставшееся по поводу начала похода и прохладной погоды.

После ужина опять усиливается дождь, пытаемся его разогнать хоровым пением, но не сильно получается. Прикидываем, какая зараза могла спеть "Третью неделю льют дожди", среди команды таковой заразы не обнаруживаем, так что ложимся спать.

Фото

День третий (14.08.2004)

Здравствуй, здравствуй, я кильнулся,
Я об камень, гм, навернулся:
Народное творчество

Утро. Дождь. Стук капель по палатке. Но что делать - не стоять же на месте. Вылезаем под дождь. Небо обложено, морось мелкая, противная. Одно радует - комаров нет. На месте кострища - довольно глубокий "бассейн", так что в ход идут горелки, на которых готовим завтрак.

Собираемся под дождем, но к моменту отплытия он стихает. Уже издалека слышим гул порога Нежданный. Его мы будем обносить. В принципе, проходить его можно, тем более что в большую воду изрядная часть камней ушла на глубину, но выставить на страховку достаточное количество народа с "морковками" мы не в состоянии. Да и проход под мостом - явно не для слабонервных мероприятие. Перед мостом - бревна, сразу за ним - камни, а зазор между довольно бурной водой и бревнами моста минимален. В общем, разгруженные лодки, фартуки, юбки, каски и страховка - обязательны.

Разгружаемся, переносим груз и лодки к концу порога. Тропа идет практически вдоль заброшенного обводного канала (похоже, имевшего пару шлюзов), довольно серьезного гидротехнического сооружения с деревянными сваями и каменной облицовкой. Рядом с тропой - пара приличных стоянок, даже со столиками и подобиями навесов.

Фотографирую порог, проходя по "просмотровой" тропе вдоль самого берега. Обнос - по левому берегу, а вот страховку надо ставить на правый - течение будет туда выносить.

Грузимся. Отплываем чуть раньше флагмана эскадры, поэтому особо веслами не машем, а скатываемся по течению, лишь изредка подправляя курс. В русле много топляков, а упавшие с берега деревья местами почти полностью перекрывают проход. В одном месте приходится "переползать" через бревно, скребясь по нему брезентовой шкурой "Тайменя". Фотографируем маленький водопадик на левом берегу Суккозерки, гоняемся за уткой, которая никак не хочет взлетать, наконец, выбираемся в озеро Торос и ждем там "Царевну", которая довольно скоро нас нагоняет.

Ищем вход в Торосозерку. Опять топляки в русле, но вроде бы ничего больше опасного не предвидится. Впереди замечаем низкий деревянный мост, перед ним перекат, а в перекате - полупритопленное бревно. "Царевна" успешно проходит перекат и мост по плавной дуге, мы идем вслед за ними, но мы менее маневренны. Пытаемся обойти препятствие слева, но понимаем, что течение нас сносит лагом как раз на суковатый конец этого самого бревна. "Вправо! РЕЗКО!!!", кричит Андреич, разворачиваем лодку и врезаемся в бревно, проползая по нему так далеко, что я с места впередсмотрящего бревна уже не вижу, оно далеко сзади за мной. Лодка на несколько мгновений задумывается, притапливает своей массой бревно и скатывается с него, бортом налетая на второе бревно, с воды практически незаметное.

"Матрица" медленно, как в замедленной съемке кренится, успеваю заметить, что Андреич отстреливается из лодки уже почти горизонтально и мгновением позже оказываюсь в воде. Отстреливаюсь, выныриваю и вижу, что лечу прямо в опору моста, с шансами быть на нее намотанным. Остается буквально пара метров. Не остается никакого иного выхода, как занырнуть обратно под байдарку. Ныряю, считаю до десяти (не думаю, что это заняло больше трех секунд)), выныриваю в нескольких метрах за мостом. Вижу, как из левого пролета моста вылетает Зоя, одной рукой держащая надо головой фотоаппарат, а другой пытающаяся поймать уплывающий пакет с картами и расписанной в поезде пулей. По мосту пробегает сжимающий весло, словно винтовку революционный матрос, Андреич.

Течение ослабевает, днище "Матрицы" прямо передо мной, в руках у меня весло, спасжилет держит хорошо. Словом, все в порядке, пора и делом заняться. Толкаю лодку к берегу и зачаливаю ее у камней с помощью экипажа "Царевны", который в процессе наблюдения за килем тоже начерпал изрядно воды. Вылезая на берег, цепляюсь за что-то ногой. Что-то оказывается ремнем фотоаппарата Андреича, который из лодки таки выпал и изрядно промок.

В нескольких метрах ниже по течению на берег выходит Зоя. "Рома, кажется, я твой фотоаппарат утопила" - "Да вот же он, у тебя на плече висит".

Все на берегу, все в безопасности. Ставим лодку на ровный киль, отчерпываемся, загружаемся обратно. Стоянка у моста занята автотуристами из Питера. Одну полянку они заняли сами, другую "пометили индейским способом", так что встать негде, и решаем двигаться дальше, до первой подходящей стоянки, тем более, что в процессе разгрузки-погрузки все уже согрелись (да наверное, и мандраж был в основном нервным, а не от холода).

Проходим еще один перекатик на выходе в Гимольское озеро, на этот раз без приключений.

Подходящая стоянка обнаруживается на островке прямо напротив впадения Торосозерки в Гимольское. Погода к тому времени разгулялась, светит теплое и радостное солнышко, ветер слабый. Чалимся, разгружаемся, ставим палатки и переодеваемся в сухое (ох, это просто неземное блаженство какое-то!), дополнительно утепляем немножко замерзшую Зою и занимаемся костром.

Остров на время стал похож на прачечную - на деревьях растянуты тельняшки и штаны, вокруг костра сушатся сапоги, на теплом камне разложены носки: Горит и согревает костер. Адмирал распоряжается насчет килевых ста грамм. Остальное полагающееся по раскладке употребляем в виде горячего грога, настоянного на бруснике и можжевельнике, который очень хорошо согревает.

Из гитары выливаем пару литров воды, что однако не сказывается на ее боеспособности. Долго сидим у костра, сушимся, поем песни. Около часа ночи - расползаемся по палаткам.

Фото

День четвертый (15.08.2004)

Зюкины дети
Андреич

Встаем довольно рано, завтракаем кашей и копченым сыром, из потекшего продуктового герметика продукты раскладываем в два оставшихся. Отплываем около часа дня.

День солнечный, но дует сильный ветер, причем вдоль озера, разводя довольно сильное волнение. Временами даже до белых барашков пены. Идем вдоль левого берега озера, укрываясь сначала за мелкими островками, а потом за длинным островом Денга. Грести трудно, попутная волна и ветер постоянно сбивают лодку с курса, и приходится грести подолгу то только справа, то только слева, парируя отклонения.

Ветер усиливается, да и остров остался позади. Волнение усиливается, а волна теперь не в корму, а в борт. Лодка сильно раскачивается. Вспомнив утренние наставления Адмирала - "При сильном ветре в борт ходим буквой зю!" - начинаем движение галсами. Рождаются термин "зючиться" и команда "Вправо/Влево - ЗЮ!!!", по которой выполняется энергичный разворот с усиленной греблей с одного борта и подтабаниванием с другого. Несколько часов подобной гребли - и мы умаялись как зюкины дети.

В озере замечаем несколько довольно неприятно выглядящих подводных камней, которые опознаются в высокую воду только по постоянно всплескивающимся на одном и том же месте волнам. В штиль же на подобный булыжник очень легко вылететь сходу.

В четыре часа теряем из виду "Царевну", зашедшую за мыс, сами же причаливаем к берегу. Андреич пешком идет к тому месту, где скрылся флагман эскадры и возвращается с известием, что они нашли хорошее место для остановки на обед. Перегоняем лодку к найденной стоянке, которая представляет собой песчаный пляж. С другой стороны к пляжу подходит неплохо накатанная грунтовка. Видны свежие следы "Газели". У уреза воды валяется металлический остов саней.

В начале шестого отчаливаем и продолжаем путь через озеро. Временами опять идем галсами, временами же острова и мысы прикрывают нас от волны, и мы можем спокойно идти прямо к цели.

К восьми вечера добираемся до истока Суны. Его хорошо видно с воды, промазать тяжело. Заходим в реку, которая после неспокойного озера поражает своей безмятежностью. Кильватерный след от байдарки держится на воде минуты, никакой ряби, никакого волнения.

Увы, на берегах нет подходящих мест для стоянки - болота, тростники, чапыжник.

Примерно через час движения подходим к острову у впадения Суны в Кудамгубское озеро. Там плановая стоянка. Причаливаем, радостно высаживаемся, начинаем разгружаться, вдруг обнаруживаем в углу стоянки допотопную брезентовую двускатку, около нее дрова, картофельные очистки, сапоги, кострище. Похоже, стоянка занята местными рыбаками. Пытаемся найти другое место для стоянки, но безуспешно - переплыв на другой берег, обнаруживаем, что там стоянка есть, но ее полностью затопило, и поставить палатки там негде.

Что делать, возвращаемся на плановую стоянку и максимально компактно встаем в противоположном углу. Две палатки, вещи между ними, лодки за палатки.

Пытаемся развести костер. Сухих дров на острове нет, валежник отсыревший и гореть не хочет. Применяем "секретное оружие" Андреича - специальную растопку для костра, фактически - свечу с высокой температурой горения. Пока горит растопка, костер горит. Когда растопка прогорает, костер моментально гаснет. Сей увлекательный процесс быстро надоедает, так что готовим картофельное пюре (на этот раз вполне вкусное, а может, просто мы оголодали) на горелках. Пока оно готовится, Адмирал с Андреичем набирают мелкого хвороста и кипятят на нем кан для чая.

Ложимся спать. Забегая немного вперед, скажу, что рыбаки, владельцы брезентовой палатки, так и не появились.

Фото

День пятый (16.08.2004)

Подводная лодка в степях Украины.
Народное

Встаем как обычно, около девяти утра. Андреич героически купается в не слишком теплой речной воде. В перерывах между зарядами дождя завтракаем и пакуемся.

Отплываем, входим в Кудамгубское озеро. Озеро производит довольно унылое впечатление - изрядная часть его поросла тростником, а местами и осокой, так что переход воды в берег не везде очевиден, да и берег низкий и сырой.

Идем прямо по тростнику и осоке. Странное, не то мистическое, не то психоделическое зрелище - зеленая лужайка, из нее по пояс торчат два мужика в спасжилетах и усердно молотят по лужайке веслами. Байдарки и воды со стороны не видно. Что делать, обходить мелководную протоку с другой стороны - терять время, делая крюк, так что приходится изображать из себя ту самую подводную лодку с степях Украины.

Погода переменчива. Яркое солнце и голубое небо сменяется зарядами холодного дождя. Успешно добираемся до Суны (вход в реку хорошо виден по рядам торчащих из воды свай не до конца ясного происхождения), идем дальше по реке до Чудозера.

Облака в очередной раз уходят отдохнуть, становится жарко, Адмирал снимается свою непромокаемую куртку, для чего его лодке приходится некоторое время подрейфовать.

Ветер разводит на озере ощутимое волнение, приходится опять временами идти галсами. Иногда намеренно идем не открытой водой, а камышами - там волнение заметно меньше.

Уже издалека замечаем, что на плановой стоянке в основании мыса на Чудозере кто-то стоит - виден дым костра. Вспоминаем, что по описанию "Занзибаров" есть стоянки на другой стороне мыса, огибаем мыс и видим, что и эта стоянка занята. То же и со стоянкой на острове напротив мыса - оттуда доносится радостный собачий лай.

Однако, неплохая стоянка обнаруживается на краю пляжа на мысу, там и встаем. Время еще не позднее, но дальше, если верить описанию, стоянок долго не будет, а идти до позднего вечера, чтобы добраться хотя бы до Пристанского порога (не стоять же напротив поселка) после вчерашнего перехода будет слишком тяжело. Решаем устроить полудневку.

Погода опять то радует нас ярким солнцем, то остужает прохладной моросью. Однако, к вечеру облака растягивает, и мы становимся свидетелями совершенно феерического, на полнеба заката. Ужинаем, запив чечевичную похлебку чаем с самодельным брусничным ликером, и ложимся спать.

Фото

Дальше


Чего это ты вдруг?

Вроде давно ведь написал?

Re: Чего это ты вдруг?

Сайт, где оно лежало, уже пару месяцев в дауне, и когда поднимется - черт его знает. Машинка физически сдохла :(

?

Log in

No account? Create an account