снежный человек

rvb_glas

Делай что должно, и будь что будет


Previous Entry Поделиться Next Entry
Кто-нибудь знает, кто автор?
снежный человек
rvb_glas





Боевая задача ясна. По машинам!
Пахнет топливом, теплым металлом, войной.
Все мы в сводках измерены общим аршином,
Все - одними значками на карте штабной.

Где на картах схлестнулись узоры пунктира,
Там огонь в натюрморт обращает пейзаж...
В прошлом вылете пуля нашла командира,
Нынче новый пилот поведет экипаж.

Молодой капитан молчалив и невесел,
Но беседы о жизни потом, а пока -
Перегрузкой прижаты к сидениям кресел,
Мы идем на три тысячи сквозь облака.

Время - час до подлета. Мы сможем добраться,
Хоть зенитками всеми по нам салютуй!
Вот и наше прикрытие. Здравствуйте, братцы!
Нам сегодня опять предстоит сабантуй!

Грязной ватой затянут порез горизонта.
Разболтавшийся болт дребезжит, как струна.
Время - ноль-сорок пять. Вот и линия фронта,
За которой по-прежнему - наша страна...

Сверху кажется, будто ползешь еле-еле.
Облака позади, мы открыты врагу.
Время - десять минут. Приближаемся к цели!
Вон река, вон и город на том берегу!

И, конечно, навстречу идет эскадрилья,
Развернувшись красиво над лентой реки -
Крестоносной печатью помечены крылья...
Ну, теперь понеслось! Не зевайте, стрелки!

"Мессершмитт сто девятый" - машина что надо,
Но и наши орлы не вчера родились!
Ну а снизу грохочет уже канонада,
И снаряды зениток возносятся ввысь.

Глохнет левый мотор. Все же грохнули, суки!
Ничего, доведем на одном, не впервой!
Время - ноль. Мы над целью. Открыть бомболюки!
И - понесся к земле раздирающий вой...

Отбомбились. Уходим назад с разворотом.
Глухо бухают взрывы, как адский тамтам...
"А вы знаете, парни, откуда я родом?
Вон от туда",- и вниз показал капитан.

"Мы... бомбили твой город?" "Согласно приказу.
Там я рос, там и летную школу кончал..."
"А родные?" "Все там. Не уехали сразу,
А потом было поздно..." - и он замолчал.

Позади затихает огонь батареи...
Он вздохнул и добавил: "Такие дела.
Пуля - дура, а бомба и пули дурее -
Кто же знает, куда она нынче легла?"

Зной висит над равниной, удушливый, летний.
Мы идем на восток, выжимая форсаж.
Это первый был рейд, но отнюдь не последний -
Вновь и вновь капитан поведет экипаж...

Да, конечно, война не бывает без боли...
Курс - на базу. Полет продолжаем молчком.
Вниз гляжу - и мне кажется: девочка в поле
То ли машет нам, то ли грозит кулаком...

Но, грози - не грози нам, маши - не маши нам -
Вновь взлетят перелетные птицы войны.
Все мы в сводках измерены общим аршином.
Все пред картой штабной, как пред смертью, равны.




Зеленый глазок приемника светится вполнакала,
Плещут волны эфирные, хлещут хрипом беды,
Плещут волны морские, бьются в белые скалы,
Британия правит морем, но воздух важней воды.

Старый седой викарий дышит на стекла своих очков,
Ныне небесной карой впору пугать и еретиков.
Раз уж дошло до драки - мы знаем, что зыблется на весах,
Ибо не только браки ныне вершатся на небесах!

Воздух рубят винты, время отмерено гордым бриттам,
Бас беременных "юнкерсов" - это не пенье арф,
Нынче лондонский дэнди отправится в путь небритым,
Пряча колючее горло под шелковый белый шарф.

Лето, погоды спутав, расплачется каплями на стекле,
Облачность - триста футов, но это не повод сидеть в тепле.
Этот покров - дырявый, и бомбы отыщут себе пути,
Тем, кто умрет со славой, лучшего повода не найти.

Девятый вылет за сутки остыть не дает мотору,
Зато остывает в кружках с утра недопитый чай.
Теряется счет потерям, нет времени на повторы,
Палец прилип к стартеру, команда дана, включай.

Пахнет бензином клевер, лопасти делают оборот,
Шепчет "Farewell forever" чей-то презрительно-тонкий рот.
Впрочем, еще не вечер, в небе продолжится путь земной,
Ты не спеши, диспетчер, выдать другому мой позывной!

Небо летит кувырком, опрокидываясь на спину,
Смерть выбивает морзянкой автографы на крыле,
Ветер свистит в висок сквозь простреленную кабину
Реквием по другим, остающимся на земле.

Пляшут смертельный танец черные крестики в вышине.
Что ж, покажи, британец, как ты послужишь своей стране!
Тысячи миль колоний - но нынче Империя так мала!
Прячут ее в ладони два полукруглых твоих крыла.

Ты у судьбы не спрашивал, к кому она благосклонна,
Ты воевал до точки, вонзающейся под бровь...
И солнце, прошитое пулями, валится с небосклона
В алые воды Канала, соленые, словно кровь.

Вспыхнула и погасла, словно огонь бортовой, звезда,
Бурые пятна масла влажною губкой сотрет вода,
Капли дневного пота выпадут в небо ночной росой,
Млечным путем пилота, вечною взлетною полосой.




Явно кто-то из современных

Стиль не тех времен.
Если узнаешь автора - скажи. Я себе скопировал. Очень нра, особенно первый

Второй по стилю и размеру

очень похож на автора Эрликон Элефантс
А.

Re: Второй по стилю и размеру

Ну, достоверно могу только утверждать, что и "Эрликон Элефантс", и этот - хорошие стилизации под Киплинга. Насчет авторства - однако, не исключено.

Кстати, у Севыча о кормовом стрелке видел?

Второй стих -- это точно Юрий Нестеренко. Да-да, тот самый, который ру.антисекс :)

А стихи хорошие :)

Первый тоже

Мы честные люди, мы в Тындекс не подглядываем ;)))

Что, вообще никогда? :))

Второе - тоже его. Юрия Нестеренко, соответственно.

Сколько пафоса. Меньше надо вранья с экрана слушать, ей-Богу. А ведь он мне сначала даже понравился. :((

http://www.bards.ru/archives/part.asp?id=9985


?

Log in

No account? Create an account